Главная страница сайта   Библиотека   Содержание בס"ד

Рав Ицхак Зильбер «Беседы о Торе»

Вайхи

В недельной главе «Вайхи» («И жил») рассказывается о последних днях нашего праотца Йаакова. Йааков взял с Йосефа клятву не хоронить его в Египте, а перенести в Хеврон и похоронить там, в пещере Махпэла, рядом с Авраг̃амом и Ицхаком. Он благословил детей, пророчески предсказав каждому его будущее. Йосеф выполнил наказ отца и перевёз его тело в Эрэц Исраэль. Его сопровождала вся семья Йаакова, все слуги Паро и все старейшины Египта со всадниками и колесницами. Перед смертью Йосеф тоже взял с сынов Израиля клятву, что когда Б-г вспомнит о них, т.е. освободит их из египетского рабства, они возьмут его кости с собой и похоронят в Эрэц Исраэль.

«И приблизились дни Исраэля (Йаакова. – И.З.)к смерти, и позвал он своего сына Йосефа и сказал ему: Я прошу тебя, если я нашёл милость в твоих глазах, положи, пожалуйста, руку под моё бедро (т.е. поклянись святостью союза Б-га с Авраг̃амом, знаком чего является обрезание – это близко к бедру. – И.З.), и сделай мне истинную милость, не хорони меня в Египте. И я лягу с моими отцами(т.е. душа моя будет с ними в мире ином. – И.З.), и вынесешь меня из Египта, и похоронишь, где они похоронены. И сказал он: Я сделаю по слову твоему. И сказал Йааков: Поклянись мне! И Йосеф поклялся ему». (47:29-31).

Непонятно, зачем Йаакову надо было брать клятву с такого верного и преданного сына, как Йосеф. Разве просьбы отца (последней просьбы!) недостаточно?

Долго я этого не понимал и мучился этим вопросом, пока не произошёл один случай, многое мне объяснивший.

В Казани был у меня друг по фамилии Мазур, очень достойный, умный, добрый человек, бывший подрядчик. Было ему без малого девяносто. Он жил вместе с женой у сына, профессора Бориса Львовича Мазура, специалиста по лечению туберкулёза (существует разработанная им «теория синей палочки»). Сын очень уважал отца. И вот мать профессора умерла. Так как Бориса Львовича, хорошего врача и отзывчивого человека, очень ценили, то выразить ему соболезнование пришли все, кому он оказывал помощь: масса сотрудников госбезопасности, служащие горкома и обкома партии, работники университета и т.д. Когда я вошёл в дом, яблоку негде было упасть. Говорили приблизительно следующее: «Дорогой Борис Львович, ваше горе – это наше горе, мы похороним вашу маму с почестями, как подобает». Тут же одели её, как принято у русских, приготовили место на кладбище.

Надо сказать, что отец и мать профессора были глубоко верующими людьми. В первые часы после смерти матери профессор был растерян и подавлен, а когда пришёл в себя, то побоялся возразить, что хотел бы похоронить мать по еврейским законам: ведь за это снимут с работы, исключат из партии. Нас, знакомых из еврейских семей, собралось десять человек, мы пошли на похороны, но невозможно было пройти через толпу даже для того, чтобы прочесть Кадиш. Всё, что мне удалось сделать по еврейскому обычаю, – это накануне похорон, глубокой ночью, когда все ушли, привести женщину, которая обмыла покойницу и надела на неё льняные тахрихим (под одежду). Я не мог смотреть на искажённое горем лицо старика. Он всё твердил: «Ицхак, я-то знаю, какая она была праведница. И чтобы её хоронили не по-еврейски?!» И старик дал мне бумагу, попросив, когда придёт час, передать её в руки его сыну. Там было написано: «Мой дорогой сын Борис! Ты знаешь, что всю жизнь я живу по законам еврейской веры. Единственная просьба к тебе – когда умру, позови евреев, и пусть сделают все по еврейским законам».

Теперь представим себе: Йааков умер. Поспешно явились все министры и говорят: «Дорогой Йосеф, мы приготовили место для твоего отца рядом с главным жрецом Египта!» Поди объясни им, что даже земля Египта противна Йаакову и он хочет быть похоронен в Эрэц Исраэль. Вот Йааков и взял с Йосефа клятву, чтобы тот мог на неё сослаться. Так оно и вышло.

«И прошли дни его (Йаакова. – И.З.) оплакивания, и говорил Йосеф придворным Паро так: Если обрёл я милость в ваших глазах, то прошу, чтобы вы сказали во услышание Паро так: Мой отец связал меня клятвой, сказав: Вот я умираю. В моей могиле, что я выкопал для себя в стране Кенаан, там похоронишь меня. – И теперь я пойду, и похороню отца, и вернусь. И сказал Паро: Иди и похорони отца, как он связал тебя клятвой»(50:4-6). Другими словами, если бы не взял отец с тебя клятвы, я бы не разрешил. Мидраш говорит, что Паро хотел было сказать: ничего страшного не случится, если ты и не выполнишь клятву, данную отцу, но потом сообразил, что тогда Йосеф может позволить себе не выполнять клятвы, данные Паро, клятвы не разглашать государственные секреты.

Продуманность действий Йаакова подсказывает нам, насколько это важно – хоронить умерших как положено у евреев. Мы видим, какое большое значение придавали этому наши предки Авраг̃ам и Йааков.

* * *

Тора даёт несколько заповедей о том, как следует поступать с телом мёртвого человека. Его надо похоронить в земле, и похоронить в тот же день (как сказал Б-г Адаму: «ибо прах ты, и в прах возвратишься» – 3:19). Тело нельзя оставлять на ночь, кроме как для воздаяния ему почестей – например, ради приезда детей покойного. И даже человек, совершивший особо тяжкое преступление, приговорённый по закону Торы к казни и потом – к минутному повешению, должен быть похоронен в земле в этот же день.

Так Йег̃ошуа, ученик Моше, поступил с пятью царями, напавшими на евреев и потерпевшими поражение. Он похоронил их до захода солнца (Йег̃ошуа, 10:27).

Нельзя хоронить тело в цинковом гробу, а если хоронят в деревянном, надо сделать в нём отверстия.

Ни в коем случае нельзя извлекать какую-то пользу из мёртвого тела (снимать волосы, вырывать зубы и т.п.)

Нарушение заповеди хоронить в земле – очень большой грех. И столь же большой грех – сжечь тело человека. Именно за этот грех Б-г сурово покарал моавитян. «Так сказал Г‑сподь: за три преступления Моава [Я промолчал бы], но за четвёртое не отвращу Я [гнева] от него; за то, что пережёг он в известь кости царя Эдомейского. И пошлю Я огонь на Моав, и пожрёт он дворцы Керийота; и погибнет Моав в сумятице и грохоте, под рёв рога. И истреблю Я судью из среды его, и всех сановников его перебью [вместе] с ним, – сказал Г‑сподь» (Амос, 2:1-3). Безусловно, лучше похоронить родного человека далеко от дома, не имея возможности потом посещать его могилу, чем кремировать тело.

Не хоронят рядом людей, бывших при жизни врагами. Не хоронят грешника рядом с праведником. По закону, где бы евреи ни жили, у них должно быть своё отдельное кладбище.

Сам я, находясь в лагере, всё время думал: «Ой, не хочу, чтобы меня зарыли здесь, хочу быть похороненным среди евреев на еврейском кладбище». Как я ни старался отвлечься от этих мыслей, никак не мог, они не давали мне покоя. Потом от родных и от многих знакомых я слышал, что те же мысли одолевали их в эвакуации, в 1941-45 годах, когда они жили в чужих краях, в местах, где нет еврейского кладбища.

Не раз и не два в жизни меня тайно вызывали к себе знакомые и со слезами просили, чтобы, когда они умрут, я позаботился об их похоронах, т.е. помог похоронить их как положено у евреев. Были среди них люди, о которых я никогда бы не подумал, что они захотят этого.

* * *

Несколько слов о последних благословениях Йаакова. Благословляя Йег̃уду, Йааков сказал: «Не отойдёт жезл [власти] от Йег̃уды и законодатель из потомков его»(49:10).

Как известно, по приказу Б-га пророк Шемуэль помазал на царство Давида (семья Давида – из колена Йег̃уды), и Б-г обещал роду Давида вечность: «И сделаю вечным потомство его, и престол его – как дни неба» (Тег̃илим, 89:30). Т.е. так же, как еврейскому народу обещана вечность и возвращение в свою страну, точно так же обещано, что род Давида не исчезнет, не будет уничтожен. Придёт время, когда во главе народа встанет царь из этой семьи, и он соберёт всех евреев в Эрэц Исраэль и построит Третий Храм – это и есть время прихода Машиаха.

Благословение Йаакова о «законодателе из потомков его» означает, что из колена Йег̃уды выйдет много «властителей дум» еврейского народа, т.е. талмидей хахамим, духовных руководителей. Оно осуществляется со всей очевидностью. Во времена судей народ возглавлял глубокий знаток Торы судья Отниэль бен Кназ – потомок Йег̃уды. Во времена Второго Храма и сотни лет потом славились учёными многие поколения семьи г̃илеля («Сказал р. Леви – есть книга родословия в Йерушалаиме, в которой написано: Г̃илель происходит от Давида» – Мидраш раба, Берэшит, 98:8). Р. Йег̃уда г̃аНаси, записавший мишнайот, – представитель седьмого поколения семьи Г̃илеля. Раши, Рамбам, Абраванель, Маг̃араль из Праги – все они потомки Йег̃уды, из семьи Давида.

Что же касается первой части благословения, то в Израиле, и в Америке, и в Марокко есть семьи, сохранившие точные предания о том, что они происходят из семьи Давида. Я сам видел родословные, восходящие к Давиду. От потомков этих семей придёт к нам Машиах.