Главная страница сайта   Библиотека   Содержание בס"ד

Рав Ицхак Зильбер «Беседы о Торе»

Тецавэ

В недельной главе «Тецавэ» («Прикажи») говорится о священной службе в Храме и, в частности, о том, что первосвященник Аг̃арон, брат Моше, и его сыновья-ког̃эны должны служить в Храме только в специальном одеянии.

Рядовой священнослужитель обязан во время службы надевать четыре одеяния из льняной ткани: штаны до колен, поверх них – рубаху до пят, пояс с вплетёнными в него шерстяными нитями и особый головной убор – именно это, не больше и не меньше. Если ког̃эн наденет ещё что-то, например, талит катан, и в таком виде будет выполнять службу, вся его работа окажется напрасной и её надо переделать. То же происходит, если он не надел что-то из предписанных четырёх одеяний.

Первосвященник должен дополнительно надеть ещё четыре одежды: х̃ошэн (нагрудник), эфод (нечто вроде фартука), меил (верхнюю рубаху) и циц (налобную пластину), т.е. всего восемь одеяний. Если первосвященник надел не восемь одеяний, а, скажем, семь или девять, вся его служба недействительна. Если одна из одежд была разорвана или испачкана, мала ему или велика, служба считается недействительной и её надо повторить. Ибо сказано: «И сделай священные одеяния Аг̃арону, твоему брату, для славы и для великолепия» (28:2). А когда одежда не в порядке, нет в этом ни чести для носящего её, ни красоты. В Храме же все должно быть прекрасно, и это правило обязательно и для первосвященника, и для рядового ког̃эна.

Теперь попробуем представить себе, как выглядели дополнительные одеяния первосвященника.

Меил – верхнее одеяние целиком из голубой шерсти – надевался на нижнюю рубаху. По подолу меила шли 72 золотых колокольчика между шариками из голубой, пурпурной и красной шерсти, сотканными вместе в виде плодов граната.

На меил надевался эфод.

Эфод похож на фартук, но надеваемый сзади, так что впереди оказывались пояс и наплечники (вроде эполет). Эфод ткали вместе с поясом. Получался цельный кусок ткани, только пояс, шедший по верхнему краю эфода, выступал с обеих сторон «фартука». Наплечники были сотканы отдельно и прикреплялись к поясу. Ткань для эфода, его пояса и наплечников ткали особым образом. Одну золотую нить скручивали с шестью нитями голубой шерсти, ещё одну – с шестью нитями пурпурной шерсти, ещё одну золотую нить скручивали с шестью нитями красной шерсти, потом ещё одну – с шестью льняными нитями. Все 28 ниточек соединяли в одну нить и ткали из неё ткань.

Священник надевал эфод со спины, опоясывался поясом и таким образом поддерживал эфод, а наплечники перекидывал через плечи, так что они свисали впереди немного ниже плечей. В золотую лунку на каждом из наплечников был вставлен драгоценный камень оникс. На камнях были выгравированы имена двенадцати сыновей Йаакова в порядке их рождения – по шести на каждом.

К наплечникам эфода прикреплялся хошэн – нагрудник. Через два золотых кольца на его верхнем крае пропускали золотые цепи, крепившиеся – двумя концами каждая – в золотые ячейки на наплечниках спереди, а через два золотых кольца на его нижнем крае пропускали две нити голубой шерсти, которые крепились к золотым кольцам на нижних концах наплечников, т.е. сзади.

А как был сделан хошэн? Из такой же нити, как у эфода (напомню ещё раз – в одну нить из 28 составных соединили 1 золотую нить плюс 6 нитей голубой шерсти, 1 золотую нить плюс 6 нитей пурпурной шерсти, 1 золотую нить плюс 6 нитей красной шерсти, 1 золотую нить плюс 6 нитей льна), соткали ткань длиной в локоть и шириной в пол-локтя, сложили пополам и получился двойной квадрат со стороной в пол-локтя. Внутрь вложили пергамент с Именем Всевышнего.

Снаружи в хошэн вставили 12 золотых лунок, в четыре ряда по три лунки в каждом (три – по числу наших праотцев: Авраг̃ама, Ицхака и Йаакова и четыре – по числу наших праматерей: Сары, Ривки, Рахели и Леи).

В каждую лунку помещался драгоценный камень. В первой лунке первого ряда находился рубин (камень красного цвета). На нём было выгравировано имя Реувен (отсюда и название камня – рубин). Во второй лунке – зелёный топаз с именем Шимона, в третьей – изумруд с именем Леви.

Во втором ряду располагались карбункул, сапфир и алмаз с именами Йег̃уды, Иссахара и Звулуна.

В третьем ряду помещались яхонт, агат и аметист с именами Дана, Нафтали и Гада.

В четвёртом ряду на хризолите, ониксе и яшме были выгравированы соответственно имена Ашера, Йосефа и Биньямина.

Однако требовалось, чтобы на камнях были выгравированы все 22 буквы еврейского алфавита, в именах же двенадцати сыновей Йаакова отсутствуют буквы хэт, тэт, куф, цади. Поэтому на первом камне были дополнительно начертаны имена Авраг̃ама, Ицхака и Йаакова, а на двенадцатом – слова «шивтэй Йешурун». Потом мы с вами поймём, зачем на хошэне нужен весь алфавит.

На голову, помимо обязательного для всех священников головного убора, первосвященник надевал циц – золотую налобную пластину шириной в два пальца и длиной от виска до виска. На ней были выгравированы два слова – «Свято [для] Б-га». В отверстия по краям и в центре пластины продевались нити голубой шерсти, которые завязывались на голове, поверх головного убора, ближе к затылку.

Во времена Храма каждый еврей дарил на нужды Храма полшекеля в год, и на эти деньги покупались и жертвы искупления, и ароматические травы, и масла, т.е. все евреи – и богатые, и бедные – имели одинаковую долю во всех службах.

Поэтому, облачаясь в свои одеяния, священнослужитель должен был сосредоточиться на мысли-молитве о том, чтобы Б-г простил грехи (всем тем, кто покаялся и сожалеет о сделанном): надевая штаны – чтобы Б-г простил разврат, надевая рубаху – чтобы Б-г простил пролитую кровь (это связано с тем, что, продав Йосефа, братья окрасили его рубашку кровью козлёнка, и с тем, какой крови стоило Йаакову взглянуть на эту рубашку!), надевая головной убор – чтобы Б-г простил гордыню, надевая пояс – чтобы Б-г простил нехорошие мысли в сердце (пояс надевался под сердцем), надевая хошэн – чтобы Б-г простил ошибочные решения судей, надевая эфод – чтобы Б-г простил отступнику, служившему идолам (поскольку эфод напоминает ритуальные одежды язычников). Надевая меил с окантовкой из звенящих при ходьбе колокольчиков – чтобы Б-г простил сплетни и злоречие, надевая налобник – чтобы Б-г простил наглость (твердолобость).

Какую роль играли хошэн и эфод в жизни еврейского народа?

Бывают моменты, когда очень трудно решить, как поступить: воевать или уклониться от столкновения, покинуть какое-то место или остаться и т.п. Если вопрос касался всего народа или руководителя всего народа (например, царя Давида, когда он скрывался от Шаула), ответ узнавали при помощи букв хошэна.

«И известили Давида, сказав: вот, филистимляне воюют против [города] Кеи̃лы и грабят гумна. И вопросил Давид Г-спода: идти ли мне, и побью ли я филистимлян? И сказал Б-г Давиду: иди, ты победишь филистимлян и спасёшь Кеи̃лу» (Шемуэль I, 23:12-13).

«И сказал Давид: предадут ли руководители Кеи̃лы меня и моих людей в руки Шаула? И сказал Б-г: предадут. И поднялся Давид и его люди, около шестисот человек, и вышли из Кеи̃лы, и пошли кто куда...» (Шемуэль I, 23:12, 13).

Как же практически это происходило?

Первосвященник становился лицом к Ковчегу завета, а спрашивающий – позади священника, и задавал вопрос: «Пойти мне или не пойти?» – не громко и не беззвучно, но тихо. И святой дух овладевал первосвященником, и некоторые буквы на камнях хошэна начинали особо выделяться в его глазах, и он составлял из них слова (Рамбам. Законы о предметах Храма, гл.10). Например, ע из שמעון, ל из לוי, ה из יהודה. И первосвященник отвечал: «עלה» – «иди!», а в другом случае – «לא עלה» – «не ходи!» (Теперь вы понимаете, зачем на хошэне нужны все буквы алфавита).

Дар читать ответы хошэна ниже дара пророчества. Пророк – это человек, которого Б-г посылает говорить с людьми от Его имени, а дар чтения ответов хошэна кратковремен. Прочитанное на хошэне решение – окончательно, тогда как предсказанное в пророчестве бедствие можно отвратить раскаянием и добрыми делами. Если первосвященник был недостоин такого дара, то он не мог дать ответа и его сменяли.

Начертание имени Всевышнего, которое помещали внутрь хошэна, делало ясным (освещало) ответы хошэна, поэтому всё это вместе называлось урим ве-тумим (урим – дающие свет, тумим – дающие исчерпывающий ответ, от корня там, что значит «полный», цельный).

Во времена Второго Храма уже нельзя было получить ответ через урим и тумим. Мы не будем говорить о причинах, но приведём отрывок из книги пророка Нех̃эмьи, который указывает на этот факт.

Случилось так, что в начале периода Второго Храма сложилась ситуация, когда о некоторых семействах, вернувшихся в Эрэц Исраэль из вавилонского изгнания, нельзя было точно сказать, являются ли они потомками Аг̃арона, т.е. ког̃аним-священнослужителями, имеют ли они право есть жертвы и служить в Храме, или нет. В книге «Нех̃эмйа», в седьмой главе, об этом сказано: «А из священников: сыны Хавайи, сыны Акоца, сыны Барзилая... Искали они запись родословной своей, но не нашлась она, и они были отстранены от священства. И сказал им Тиршата (Нех̃эмйа), чтобы не ели они от святого святых до тех пор, пока не встанет священник с урим и тумим» (Нех̃эмйа, 7:63-65), т.е. пока не будет построен Третий Храм.

Дай Б-г, поскорее, в наши дни.