Рав Ицхак Зильбер «Беседы о Торе». Глава «Бемидбар»
Главная страница сайта   Библиотека   Содержание בס"ד

Рав Ицхак Зильбер «Беседы о Торе»


БЕМИДБАР

Четвертая книга Торы «Бемидбар» («В пустыне») рассказывает о сорока годах существования народа Израиля в Синае, в условиях, совершенно непригодных для жизни человека, и о чудесах, сделавших эту жизнь возможной.

Почему пребывание евреев в пустыне так затянулось? Ведь им нужно было только пересечь её, чтобы прийти из Египта в Эрэц Исраэль! Книга описывает прегрешение, за которым это наказание последовало, и сообщает о решении Всевышнего: в Обетованную Страну войдет только новое поколение, а согрешившие – то есть поколение, вышедшее из Египта, – умрут в пустыне.

Все эти сорок лет Моше учил евреев заповедям, которые должны регулировать жизнь нашего народа. Заканчивается книга в тот момент, когда евреи приближаются к границам Эрэц Исраэль.

В последний раз перед тем, как ступить на Землю Израиля, евреи встали станом в моавитских степях, у реки Ярден, напротив города Йерихо. Моше попрощался с евреями. Дальше их поведет другой вождь, Йег̃ошуа, а Моше, говоря языком Торы, «присоединится к народу своему» – то есть душа его присоединится к душам предков.

Бемидбар

Первая недельная глава книги «Бемидбар» называется тем же словом – «Бемидбар» («В пустыне»). В начале второго года пребывания евреев в пустыне Всевышний приказывает Моше сосчитать мужчин в возрасте двадцати лет и старше во всех коленах Израиля (кроме колена Леви), особо – первенцев мужского пола во всех коленах (кроме колена Леви) и особо – левитов в возрасте от одного месяца и старше. Глава описывает исчисление общины, порядок расположения евреев в походе и на стоянках и начало исчисления колена Леви – подсчёт членов семейства Кег̃ата. При этом указываются его обязанности. Потомки Кег̃ата несут в походе и устанавливают на стоянках все святые принадлежности Мишкана – переносного Храма: Ковчег с двумя парами скрижалей Завета, стол, светильник и жертвенники.

«И Г‑сподь говорил Моше в пустыне Синай, в шатре Откровения, в первый день второго месяца, во втором году после их исхода из страны египетской, так: «Сосчитайте поголовно всю общину сынов Израиля по их семействам, по домам их отцов, по числу имён, всех мужского пола поголовно. От двадцатилетнего и старше, всех идущих в войско в Израиле, исчислите их по ополчениям, ты и Аг̃арон. И с вами будут по одному человеку от [каждого] колена, [этот] человек – глава дома своих отцов» (1:1-4).

«И взяли Моше и Аг̃арон этих людей, названных поименно, и всю общину собрали они в первый день второго месяца... Как Г‑сподь повелел Моше, так исчислил тот их в пустыне Синай» (1:17-19).

Сегодня перепись населения – это солиднейшая и продолжительная кампания. Ей предшествуют создание бесчисленных комиссий, заседания на всех уровнях власти, активное оповещение публики средствами массовой информации. Один только подготовительный период сам по себе – целое мероприятие. А тут?

Первого ийара – «в первый день второго месяца» (1:1) – Моше-рабейну получил приказ пересчитать всех евреев, и в тот же день – «в первый день второго месяца» (1:18) – «счётная комиссия» приступила к делу. Вся подготовка заключалась в том, что Моше сообщил о приказе Аг̃арону и ещё двенадцати представителям от каждого колена.

Расторопность поистине удивительная. Стоит поучиться ей у Моше и Аг̃арона!

Представители колен перечислены по именам, с указанием колена и имени отца, дважды в главе: один раз – как помощники Моше и Аг̃арона в подсчёте людей, и другой – как предводители колен при построении стана.

Многое можно узнать о человеке по тому, как он называет своего сына. Тогда имена давали по событиям в момент рождения. О чём говорят нам имена выходцев из Египта?

Надо помнить, что эти имена были даны детям родителями, жившими в чужой стране и находившимися под игом самого тяжкого рабства. Что же в них прежде всего бросается в глаза? Глубокая вера в Б‑га и в то, что Он сохранит еврейский народ. Дэуэль – «знайте Б‑га», Элишама – «мой Б‑г услышал», Элицур – «мой Б‑г – скала (оплот, защита)», Цуришадай – «моя скала – Всемогущий», Амишадай – «мой народ [надеется на] Всемогущего», Элиэзер – «мой Б‑г помог», Педацур – «выручи, Скала».

В других именах отражаются взаимоотношения между людьми: Аминадав – «мой народ щедр», Ахиэзер – «брат мой – помощник», Ахисамах – «брат мой – поддержка», Амиг̃уд – «мой народ – сиянье».

А что значит имя Нетанэль? Прибегнем к воображению. Может быть, в семье долго не было детей? Родители молились, просили Всевышнего послать им ребёнка. И вот родился долгожданный сын. Какое имя выбрать ему? Ну конечно, Нетанэль – «Б‑г дал».

Нетрудно представить себе и состояние семьи, глава которой обязан постоянно находиться в лагере рабов фараона, где он с утра до вечера лепит на стройке кирпичи и откуда потом любой египтянин может забрать его на работы в своё хозяйство. Когда отец совершенно бесправен и беззащитен, когда нет ему отдыха ни днём, ни ночью, семья не может не думать о том, кому же поручить новорождённого, кто будет им заниматься, воспитывать его. Кто будет отцом ребёнку? Вот и называют сына Элиав: «мой Б‑г – Отец».

Рядом, в другой семье, – те же печали, те же заботы. И люди говорят себе: у соседа есть Б‑г, но ведь и у меня тоже есть Б‑г – Гамлиэль! Хорошее имя для сына!

Родился в семье ещё один ребёнок, прибавил Всевышний потомства – появился на свет Эльясаф – «Б‑г добавил».

* * *

Подсчёт еврейского населения, о котором говорится в главе, – вторая перепись народа в его истории. В первый раз евреев считали при строительстве переносного Храма. Тогда каждый мужчина в возрасте от двадцати до шестидесяти лет внёс на Храм по половине шекеля, и количество монет указало численность народа (из этого серебра затем изготовили основания столбов для храмовой завесы). В третий раз такой подсчёт был произведён после тяжёлой эпидемии, поразившей народ за прегрешения (см. гл. «Пинхас»). У каждого из этих подсчетов были свои причина и назначение.

Почему подсчёт производится по коленам? Почему бы не пересчитать всех подряд? К чему такое разделение?

Мы уже знаем, как много говорят о людях имена. Не менее красноречивы и цифры. Хафец Хаим замечает: у родоначальника колена Дана был только один сын, а на день переписи в колене насчитывалось 62.700 мужчин в возрасте двадцати лет и старше, у Биньямина же было десять сыновей, а спустя год после исхода из Египта в колене было только 35.400 мужчин, способных носить оружие. Стих о колене Дана следует непосредственно за стихом о колене Биньямина, подсказывая нам это сопоставление.

О чём оно говорит? Не надо быть самоуверенным. Тогда, в Египте, должно было казаться, что через двести десять лет колено Биньямина будет куда многочисленней, чем колено Дана. Но получилось наоборот. К тому, кому Б‑г благоволит, удача может прийти и от одного сына. Это, кстати, касается и материального благополучия. Не надо заноситься от изобилия и не надо падать духом от недостатка.

Итак, подсчёт по коленам даёт нам какую-то их характеристику. Кроме того, он отражает организацию жизни евреев. И сейчас мы об этом поговорим.

* * *

Во время стоянок Израиля в пустыне каждое колено занимало среди народа своё собственное место. Есть мнение, что и во время переходов они шли в том же порядке.

Глава «Бемидбар» подробно описывает этот порядок. Впервые он был установлен, когда евреи выносили из Египта тело Йаакова, чтобы похоронить его в Земле Израиля, и строго соблюдался в течение всех сорока лет пребывания народа в пустыне.

Каждое из колен стояло и двигалось под флагом, цвет которого соответствовал цвету его камня в хошэне (нагруднике) первосвященника: у Реувена (рубин) – флаг был красный, у Шимона (топаз) – зелёный и т.д. Мидраш раба говорит, что обычай изготавливать национальные флаги народы мира переняли у евреев.

В центре стана и в центре походных колонн находился мишкан, а вокруг него – левиим, на которых были возложены обязанности петь в Храме и охранять его. Восточное крыло левиим, располагавшееся напротив входа в Храм, составляли Моше, Аг̃арон и его сыновья.

С внешней стороны от них стояли и шли колена Иег̃уды, Иссахара и Зевулуна, всего 186.400 человек. Командовал ими старший колена Иег̃уды – Нахшон, сын Аминадава (он первым прыгнул в море при переходе Красного моря). В походе восточный фланг двигался первым.

К югу от Мишкана было место левиим, потомков Кег̃ата, за ними – колен Реувена, Шимона и Гада, всего 151.450 человек, под командованием главы колена Реувена – Элицура, сына Шдеура.

Когда лагерь снимался с места, они шли вторыми после «восточного блока» – Иег̃уды, Иссахара, Зевулуна. Таким образом все святые принадлежности мишкана, которые несли потомки Кег̃ата, оказывались в центре колонны.

С запада располагались левиим, дети Гершона, с внешней стороны от них – потомки Рахели: Эфраим, Менаше, Биньямин – числом 108.100 человек. Их предводителем был старший колена Эфраима по имени Элишама, сын Амиг̃уда. В походе они шли третьими.

С севера находились левиим, потомки Мерари, а за ними – колена Дана, Ашера, Нафтали, всего 157.600 человек. Командовал ими старший колена Дана Ахиэзер, сын Амишадая. В походе они были замыкающими.

Как видим, Тора придаёт организованности и порядку большое значение. (Тому есть и другие примеры. В Храме, скажем, функции служителей разграничивались строжайшим образом, и «перехват» функций карался очень сурово).

Но у всякого порядка должно быть своё содержание. В чём оно заключалось в этом случае?

Чёткое разделение на колена было очень удобно во многих отношениях. Когда родные живут рядом, знают друг друга, им легче действовать вместе. Их отношения налажены и устойчивы, и все у них делается быстро, как в семье, что особенно важно при нападении врага.

Порядок этот позволяет легко проследить родословную человека, что тоже существенно: ведь есть такие факторы, как наследственные качества, воспитание...

И, наконец, у каждого колена была своя «биография», свои индивидуальные особенности: события, поступки, цели, задачи и интересы. Вы можете судить об этом хотя бы по жертвоприношениям руководителей колен при освящении Храма, о чём пойдет речь в следующей главе.

Все колена были сплочены вокруг Мишкана, и тем не менее у каждого из них был свой путь в жизни.

* * *

Книга «Бемидбар» начинается словами: «И Г‑сподь говорил Моше в пустыне Синай...»

Мидраш комментирует эти слова, подчёркивая: «Тора дана из огня, из воды, в пустыне».

«Из огня» – ибо сказано: «А гора Синай вся дымилась» (Шемот, 19:18).

«Из воды» – ибо сказано: «И облака сочились водою» (Книга Судей, 5:4).

«В пустыне» – ибо сказано: «И Г‑сподь говорил Моше в пустыне» (Бемидбар, 1:1).

Евреи сохранили верность Торе, мужественно пройдя все три испытания: огонь, воду и пустыню.

Готовность принять смерть ради исполнения воли Всевышнего была присуща евреям ещё до того, как они стали народом. Первым, кто прошёл испытание огнём, был Авраг̃ам, проповедовавший веру в единого Б‑га. Мы уже говорили об этом в главе «Эмор» книги «Вайикра», приводя и другие примеры, подтверждающие, что «дела отцов – знак для детей».

Второе испытание – водой – евреи выдержали, подойдя к Красному морю. Оно ещё не расступилось, когда Моше передал народу повеление Всевышнего войти в воду. Первым, как вы уже знаете, двинулся предводитель колена Йег̃уды Нахшон, сын Аминадава, а за ним пошли все. Лишь когда вода дошла людям до подбородка – море расступилось.

В отличие от второго, кратковременного, третье испытание – пустыней – продолжалось сорок лет, которые весь народ, исполняя волю Всевышнего, провёл в безводной пустыне, кишевшей змеями и скорпионами.

Три перечисленных испытания показали, что Тора была дарована евреям не случайно: вечное учение – вечному народу.