Главная страница сайта   Библиотека   Содержание בס"ד

Рав Ицхак Зильбер «Беседы о Торе»

Ве-зо́т г̃абераха́

Последняя глава Пятикнижия «Ве-зот г̃абераха» («И вот благословение») начинается словами «И вот благословение, которое дал Моше, человек Б‑га, сынам Израиля перед своей смертью». Моше завершает свою жизнь, благословив еврейский народ. Каждому из колен Моше дал особое благословение, предсказав их будущее, подчеркнув их заслуги и попросив Творца о прощении совершенных ими грехов. Глава отмечает исключительное место Моше в ряду еврейских пророков – как тех, кто был до него, так и тех, кто будет после.

Чтобы благословение имело силу, его надо обосновать пред Б‑гом. Как защитник, доказывающий, на каком основании он взялся защищать своего клиента, Моше доказывает, что евреи законно заслужили благословение.

«И сказал он: «Г‑сподь от Синая пришёл... от правой Его руки – огненное учение для них... и они собрались к Твоим ногам, произнося Твои слова: «Учение, [которое] заповедал нам Моше, – наследие общине Йаакова». И был [Он] Царём для Йешуруна, когда собираются главы народа, [собираются] вместе колена Израиля» (33:2-5).

Объясним сначала несколько выражений из этого отрывка.

«Огненное учение для них» – евреи слышали Десять Заповедей из пламени, охватившего гору Синай;

«для Йешуруна» – еврейский народ называется Йешуруном, от слова йашар – «прямой».

А теперь – об общем смысле отрывка.

Моше говорит, что евреи заслужили благословение по трём причинам.

Во-первых, «они собрались к Твоим ногам» – к подножию горы Синай, к «ногам» Всевышнего, и когда Тот через Моше предложил им принять на себя исполнение Его заповедей, чтобы они стали Его драгоценнейшим уделом из всех народов, народом святым, евреи ответили: «Всё, что Б‑г скажет... сделаем, [а потом] будем слушать [Его слова]» (Шемот, 24:7). Сначала они сказали «сделаем», то есть показали, что готовы на всё, а потом – «будем слушать»: чтобы знать, что делать.

Во-вторых, «несёт Твои слова». Евреи несли, несут (вот уже три тысячи триста девятый год) и будут нести веру в Единого Б‑га и Его Тору через все преграды, в тяжелейших условиях, отвергаемые всеми народами, униженные и презираемые, уничтожаемые и изгоняемые из многих стран. Первые слова, которым учат еврейского ребёнка, едва он начинает говорить: «Учение, [которое] заповедал нам Моше, – наследие общине Йаакова» (6:4) и «Слушай, Израиль: Г‑сподь – Б‑г наш, Г‑сподь един!»

Заметьте: «собрались» сказано во множественном числе прошедшего времени, а «несёт» – в единственном числе настоящего. Почему? «Собрались» указывает, во-первых, на конкретный эпизод у горы Синай (он произошёл в прошлом), а во-вторых, подразумевает, что один человек не может получить Тору, этого удостаивается только весь народ. Нести же Тору, как объясняет Ибн-Эзра, может и один. Добавим: и должен – каждый. И время этого действия – до конца веков.

В-третьих, «и был [Он] Царём для Йешуруна» – во всех случаях и во все периоды истории, во времена ли судей, царей или мудрецов Второго Храма, главы народа, собираясь, чтобы решить какие-то вопросы, исходили из того, что Б‑г – наш Царь и наша задача – поступать по Его учению. Можно спорить о том, чего в данном случае требует Тора, но нет сомнений, что все они хотели сделать так, как заповедал нам Б‑г.

Обосновав право евреев на благословение, Моше благословляет колена Израиля. Он начинает с первого сына нашего праотца Йаакова: «Да живёт Реувен и не умрёт...» – и завершает общим для всего народа благословением (33:6-29).

Благословения Моше перекликаются с теми, которые дал своим сыновьям праотец Йааков.

Так, говоря: «Да живёт Реувен и не умрёт, и да будут люди его [в] числе», Моше желает военной удачи Реувену, который поселился на восточном берегу Йардена, но вместе с остальными коленами перешёл на западный берег, чтобы помочь им завоевать Эрэц Исраэль. Аналогичное благословение дал Йааков Гаду, колено которого тоже получило удел на восточном берегу Йардена: «От Гада выступят отряды, и он возвратится [по своим] пятам» (Берэшит, 49:19). Йааков благословляет Гада, отряды которого также отправились на завоевание Э.-И., чтобы все они вернулись к своим уделам, не понеся потерь.

Йааков сказал о Зевулуне: «Зевулун у берега морей водворится и у корабельной пристани, а предел его – до Цидона» (Берэшит, 49:13). Моше же говорит Зевулуну и Иссахару: «Радуйся, Зевулун, выходу твоему, а Иссахар – в шатрах своих... Ибо богатством морей будут питаться и сокровищами, скрытыми в песке» (33:18, 19).

Со времени благословения, произнесённого Йааковом, прошло двести сорок лет. Евреи – в Эрэц Исраэль. Они разделили всю страну на двенадцать наделов и распределяют их между коленами. Наделы равны по стоимости. Если земля где-то хуже качеством – скажем, пески – это компенсируют увеличением площади участка.

И вот стоит первосвященник Эльазар и смотрит на урим ве-тумим своего нагрудника, на высвечивающиеся на них буквы. Тут же Иег̃ошуа бин Нун. Вызывают представителей колен. Каждый из них вынимает жребий с названием доставшегося колену надела. Но ещё прежде чем он делает это, Эльазар читает урим ве-тумим и говорит: это колено вынет такую-то часть. И спустя мгновение все в этом убеждаются.

Когда подошёл представитель колена Зевулуна, Эльазар сказал, что ему выпадет Акко (древний портовый город) и прилегающая местность. Так и получилось.

Представитель Зевулуна говорит: «Мне достаются пески, а брату моему Нафтали – прекрасная почва». Ему отвечают: «Раз по желанию Б‑га тебе достаются пески, они принесут тебе не меньше, чем если бы это был чернозём». И действительно, люди этого колена научились изготовлять всякие виды стекла и стали в этом деле большими мастерами. Кроме того, они ловили ценную рыбу и занимались мореходством, торгуя рыбой и стеклом. Так исполнилось благословение Моше: «...богатством морей будут питаться и сокровищами, скрытыми в песке» (33:19).

Брат Зевулуна Иссахар занимался земледелием, а всё свободное время посвящал учёбе. Многие приходили к нему с вопросами по Торе и получали исчерпывающие ответы.

Говорит Зевулун Иссахару: «Брат мой! Я все время в разъездах и мало времени могу уделить Торе. Давай договоримся: ты учи Тору, ни о чём не беспокойся, а я всегда тебя выручу. Будут у тебя серьёзные расходы – надо, например, женить сына или выдать дочь замуж – я возьму их на себя. Рассчитаешься со мной на том свете». Так они и сделали.

Кстати, подобным образом поступил и брат великого Рамбама раби Давид. Увидев, какими блестящими способностями обладает брат, он взялся, пока жив, полностью обеспечивать его и его семью. «Занимайся Торой, – сказал он, – нельзя, чтобы такое дарование пропало». Так что не будь раби Давида, Рамбам, возможно, создал бы меньше произведений.

Слова Моше «радуйся, Зевулун, выходу твоему, а Иссахар – в шатрах своих» означают: радуйся возможности помогать брату, которую дают тебе твои морские поездки; ты получишь за это награду свыше.

Из двух этих братьев Иссахар старше, но Моше первым благословляет младшего, Зевулуна, – именно потому, что Иссахар учит Тору благодаря брату.

Есть общее и в благословениях, данных Моше и Йааковом Йег̃уде. Йааков сказал: «Тебе, Йег̃уда, поклонятся твои братья. Рука твоя на загривке твоих врагов; восхвалят тебя сыны твоего отца» (Берэшит, 49:8). Моше сказал: «Услышь, Г‑сподь, голос Йег̃уды и к народу его приведи его; его руки [достаточно сильны, чтобы он смог] постоять за себя...» (33:7). Оба благословения даны Йег̃уде как царю, который будет побеждать в войнах: он станет обращать врага вспять (рука – на его загривке) и возвращаться к своему народу с миром.

Благословляя Биньямина, Йааков говорит: «Биньямин – волк хищный: утром будет есть добычу, а вечером станет делить добычу» (там же, 49:27). В прямом смысле здесь говорится о заре еврейской истории, когда во главе народа стоял царь Шауль, и о начале заката, изгнания, когда важной для нас фигурой становится Мордехай. Оба они, воевавшие с Амалеком, происходят из колена Биньямина.

Моше сказал о Биньямине: «Возлюблен Б‑гом [он; Шехина] покоится прочно на нём, осеняет его весь день, между его плечами [Сам Б‑г] расположился» (33:12). Как вы знаете, Первый и Второй Храмы стояли на одном и том же месте, а находится оно в уделе колена Биньямина – «[Шехина] покоится прочно на нём». И с тех пор, как Храм был построен, место это свято навсегда – «весь день». Храм расположен не в самом высоком месте страны, а чуть ниже (как плечи относительно головы у человека) – «между его плечами [Сам Б‑г] расположился».

Итак, благословение, которое Моше дал Биньямину, касается Храма. И здесь тоже можно увидеть что-то общее с благословением Йаакова, где также содержится указание на Храм, но в скрытом виде. Онкелос, автор Таргума – перевода Торы на арамейский язык, говорит, что под словами «утро» и «вечер» в благословении Йаакова подразумевается время, когда ког̃аним будут есть мясо жертв в Храме, расположенном в уделе Биньямина.

«И взошёл Моше из степей Моава на гору Нево, на главу вершины, что напротив Йерихо, и показал ему Г‑сподь всю страну, от Гильада до Дана, и весь [удел] Нафтали, и землю Эфраима и Менаше, и всю землю Йег̃уды до конечного (Средиземного. – И. З.) моря, и Негев, и долину Йерихо, города пальм, до Цоара» (34:1-3).

Мидраш говорит, что Б‑г показал Моше не просто Землю Израиля, но – как в кино – события, которые на ней произойдут. Моше увидел, как Йег̃ошуа̃ занимает страну, как пророчица Двора и Барак бен Авиноам воюют и побеждают полководца финикийцев Сисру, как Гидон одолевает мидьянитян, как филистимляне нападают на евреев и как Шимшон борется с ними, все войны Давида и всю историю страны, кончая приходом Машиаха.

«И сказал Г‑сподь ему: «Вот страна, о которой Я поклялся Авраг̃аму, Ицхаку и Йаакову, сказав: «Твоему потомству дам её». Я позволил тебе увидеть её собственными глазами, но туда не перейдешь». И умер там Моше, раб Г‑спода, на земле Моава, по слову Г‑спода. И похоронил его [Б‑г] в долине на земле Моава, напротив Бейт-Пеора, и не знает никто [места] его погребения до сего дня. А Моше [было] сто двадцать лет, когда он умер; не потускнел его глаз и не иссякла его свежесть. И сыны Израиля оплакивали Моше в степях Моава тридцать дней, и завершились дни траурного оплакивания Моше. А Йег̃ошуа̃ бин Нун преисполнился духом мудрости, ибо Моше возложил на него руки свои (то есть передал ему все предания и тайны Торы. – И. З.), и слушали его сыны Израиля и делали, как Г‑сподь повелел Моше» (34:4-9).

Тору записал Моше. И при этом там написано: «И умер... Моше... и похоронил его... и оплакивали... Моше... тридцать дней». Как это понять? Не может ведь человек писать о своей смерти как о свершившейся.

На этот счёт существует несколько мнений.

Можно просто сказать, что так же, как Моше писал всю Тору – под диктовку Б‑га, так писал он в свои последние минуты и эти пророческие слова – ведь скоро неизбежное произойдёт!

Талмуд приводит мнение раби Йег̃уды, считавшего, что последние восемь стихов Пятикнижия записал по приказу Б‑га Йег̃ошуа̃.

Раби Шимон возражает на это: тогда получается, что в Торе, данной Моше, не хватает нескольких слов. А ведь предписано взять эту, именно вышедшую из рук Моше, книгу Учения и положить её у Ковчега Завета (см. Деварим, 31:26). А книга, которая должна служить образцом, не может быть неполной. Поэтому раби Шимон считает, что Моше писал все сам, но последние фразы – со слезами.

Можно дать этому и такое объяснение. Как вы, возможно, знаете, Тора записана Моше без огласовок – некудот, то есть без гласных (так пишутся до сегодняшнего дня свитки Торы, которые читают вслух в синагогах; Тора с огласовками не годится для публичного чтения с благословениями). А глагольные формы будущего и прошедшего времени в иврите различаются именно гласными, например: ва-йамат – «и умер», ве-йамот – «и умрёт»; ва-йикбор – «и похоронил», ве-йикбор – «и похоронит»; ва-йивку – «и оплакивали», ве-йивку – «и оплачут». Таким образом, в тот момент, когда Моше писал эти слова, он подразумевал будущее время: «и умрёт», «и похоронит», – мы же после его смерти читаем их в прошедшем времени: «и умер», «и похоронил».

«И не было более в Израиле пророка, подобного Моше, которого знал Г‑сподь, [встречаясь с ним] лицом к лицу. По всем знамениям и чудесам, которые послал его Г‑сподь совершить на земле египетской над фараоном, и над всеми его слугами, и над всей его страной. И по сильной руке, и по всем страшным деяниям, что совершил Моше перед глазами всего Израиля» (34:10-12).

Слова «по всем знамениям и чудесам... на земле египетской над фараоном, и над всеми его слугами, и над всей его страной» подразумевают десять казней и переход через море.

Слова «и по сильной руке» указывают на получение скрижалей (именно Моше принёс скрижали с десятью заповедями; намёк на скрижали – каменные плиты размером локоть на локоть и в половину локтя толщиной – мы находим в слове «сильной») и на получение Торы (именно Моше получил Тору от Б‑га – как бы «из рук в руки»).

Слова «и по всем страшным деяниям, что совершил Моше перед глазами всего Израиля» указывают на потрясающие сознание чудеса, совершенные в великой и страшной пустыне: ман, облака, защищавшие стан Израиля от жары, чудо с водой.

«И не было более в Израиле пророка, подобного Моше, которого знал Г‑сподь, [встречаясь с ним] лицом к лицу». Между Моше и остальными пророками есть принципиальная разница. Моше-рабейну – глава всех пророков. Все остальные получали свои пророчества во сне, а Моше – наяву. Все пророки получали их в виде образа, смысл которого ещё должен был открыться, а Моше – в совершенно ясной форме. Все другие испытывали при этом страх и трепет, а Моше разговаривал с Б‑гом, как с другом. Все пророки пророчествовали, когда Всевышний их посылал, но не когда хотели они сами, а Моше обращался к Творцу в любое время, как сказано: «Подождите, а я послушаю, что повелит вам Б‑г» (Бемидбар, 9:8); «И представил Моше дело их пред Б‑гом» (там же, 27:5), то есть все пророки «стучатся в дверь», а для Моше «дверь всегда открыта».

Поэтому ничто не может отменить пророчество Моше.

«Всё, что Я заповедую вам, строго исполняйте, не прибавляй к этому и не убавляй от него» (Деварим, 13:1); «...нам и детям нашим навечно исполнять все слова этого Учения» (там же, 29:28).