Главная страница сайта   Библиотека   Содержание С Б-жьей помощью

Из книги рава Исраэль-Меир Лау
«Практика иудаизма»

Шемини-Ацерет и Симхат-Тора

Шемини Ацерет является самостоятельным праздником. Мы не сидим в сукке, мы не берём Арбаа̃т г̃аминим, мы произносим благословение Шег̃эхейа́ну при зажигании свечей и во время Кидуша после Маарива. И тем не менее, Шемини Ацерет является своего рода завершением праздника Суккот и, кстати, по той же причине Шавуот называется иногда Ацерет: он тоже как бы завершает собой Песах.

Тора говорит о Шемини Ацерет в книге «Вайикра» (гл. 23): «Семь дней приносите огнепалимую жертву для Г‑спода, в восьмой день священное собрание да будет у вас и приносите огнепалимую жертву для Г‑спода. Это – собрание праздничное [ацерет] – никакой работы не совершайте». И ещё раз в книге «Бемидбар» (гл. 29) напоминается о том же: «В день восьмой праздничное собрание [ацерет] да будет у вас – никакой работы не совершайте и приносите всесожжение, огнепалимую жертву для Г‑спода, доставляющую Ему особое наслаждение…»

Согласно тому, что было сказано раньше о значении слова ацерет, ясно, что оно выражает любовь Всевышнего к Своему народу. А мидраш добавляет: Всевышний хотел, чтобы у каждого месяца года был праздник. Нисану Он подарил Песах, ийару – Песах-Шейни, сивану – Шавуот. Однако следующий месяц, тамуз, был тем месяцем, в котором народ Израиля согрешил, создав золотого тельца, и в котором из-за этого были разбиты Скрижали завета. Поэтому тамузу Всевышний не дал праздника и настолько разгневался, что и следующие два месяца – ав и элул – тоже лишил праздников. Но чтобы компенсировать пробел, те праздники, которые предназначались этим месяцам, Всевышний отдал месяцу тишрей: Рош-г̃ашана, предназначавшийся первоначально тамузу, Йом-Кипур, предназначавшийся аву, Суккот, предназначавшийся элулу. Но тогда где же собственный праздник месяца тишрей? Ему был дан Шемини Ацерет – его собственный праздник.

За пределами Страны Израиля праздник Суккот заключают не один, а два праздничных дня. Это два отдельных праздника: Шемини Ацерет и Симхат Тора. А в Стране Израиля оба эти праздника мы отмечаем в один день – 22 тишрей.

Молитва о дожде

Перед Мусафом читают Изкор (см. ниже), а затем в Мусафе мы впервые начинаем просить у Всевышнего дождь. Сначала в молитве шепотом мы говорим «заставляющий дуть ветер и лить дождь» вместо «посылающий росу» (эти слова в Стране Израиля говорят в течение всего лета). А затем, когда хазан приступает к повторению Амиды, открывают арон кодеш, и вся община вслед за хазаном молится о дожде. Мы вспоминаем заслуги Авраг̃ама, Ицхака, Йаакова, Моше, Аг̃арона и двенадцати колен Израиля, ради которых мы просим Всевышнего открыть для нас сокровищницы дождя: «Вспомни праотца, который тянулся вслед за Тобой, как вода» – это Авраг̃ам; «Вспомни рождённого после сказанного вестникам: пусть принесут немного воды» – это Ицхак; «Вспомни перешедшего с посохом воды Иордана» – это Йааков; «Вспомни извлечённого из папирусного ларца, из воды» – это Моше; «Вспомни первосвященника, пять раз окунающегося в воды» – это Аг̃арон; «Вспомни двенадцать колен, которые провел Ты между разверзшихся вод» – это двенадцать колен Израиля, перешедших море при исходе из Египта.

Хазан заканчивает «Молитву о дожде», провозглашая: «Ибо Ты – Г‑сподь, Б‑г наш, заставляющий дуть ветер и лить дождь!».

Затем он произносит три благословения: «…для благословения, а не для проклятья; для жизни – а не для смерти; для сытости – а не для голода», а община на каждое из них отвечает: Амен!

Поминовение душ

После чтения Торы, перед «Мусафом», принято молиться о душах умерших и брать на себя обещание выделить деньги на цедаку в память о них. Это делается в Йом Кипур, Шемини Ацерет, последний день Песаха и в Шавуот. Молящиеся называют имена своих умерших родных, а те, чьи родители живы, выходят на это время из синагоги.

Казалось бы, что связывает поминовение душ умерших с днём праздника? Однако наша традиция велит нам именно в моменты душевного подъема обращаться к тому, что вызывает скорбь. «В крови своей живи», – сказал пророк Йехезкейль. То есть в самый момент кризиса умей находить в своей душе источник оптимизма, свет надежды. То, что мы можем веселиться, куплено ценой крови, ценой многих жизней – поэтому соединяются поминовение душ и Симхат Тора воедино, и то же самое относится ко всем остальным праздникам. В наши дни празднику Дня независимости предшествует День памяти павших солдат Армии обороны Израиля. «В крови своей живи…»

Симхат Тора

Об этом празднике Тора не упоминает, но г̃алаха предписывает: «…празднуют день окончания чтения Торы». По обычаю, в этот день мы совершаем г̃акафот – праздничное кружение вокруг бимы в синагоге. Г̃акафот устраивают вечером, после Маарива, и утром, после чтения Г̃алеля.

Как известно, Тора разделена на 54 главы, каждая из которых в Шаббат прочитывается в синагоге, – так что в течение года прочитывают всю Тору. День окончания чтения Торы, 22 тишрей в Стране Израиля, или 23 тишрей за её пределами – праздник, известный под именем Симхат Тора («Веселье Торы»).

Стоит подчеркнуть, что на самом деле изучение Торы никогда не заканчивается: в тот самый день, когда мы завершаем чтение Торы, мы начинаем её сначала – с Сотворения мира, и открывается новый годовой цикл её чтения.

Хатан Тора и хатан «Берешит»

Особая заповедь – вызвать в этот день к Торе всех, кто приходит в синагогу. Тем самым мы выполняем слова Торы: «Тора, заповеданная нам Моше, – наследие общины Йаакова» (Деварим, 33). Вся община Йаакова приняла Тору, и поэтому каждый еврей имеет на неё все права и на каждого еврея она возлагает одинаковые обязанности. Мудрецы говорят: читай не мораша́ («наследие» – потому что Тора не переходит «по наследству», но достается лишь тем, кто изучает её), а меораса́ («обручённая»). Это значит, что каждый еврей должен ухаживать за Торой так же, как ухаживал бы за девушкой, которую любит, и прилагать все силы для того, чтобы добиться её взаимности. Поэтому принято тех, кого удостаивают чести заканчивать цикл чтения Торы и открывать новый, называть хатан Тора («жених Торы») и хатан Берешит («жених Сотворения»).

Не только взрослых вызывают в Симхат Тора к чтению Торы, вызывают и детей. Их накрывают одним талитом, как бы объединяя в одно целое, и после чтения принято говорить им то благословение, которым когда-то Йааков наградил своих внуков Эфраима и Менаше: «Всевышний, посылавший Своего ангела, спасавшего меня от всех бед, да благословит этих юношей и наречет их именем моим и именами моих отцов, Авраг̃ама и Ицхака, и да расплодятся они на земле, подобно рыбам в море».

В этот день из Арон г̃акодеш вынимают три свитка Торы: первый – для прочтения последней недельной главы Торы до самого конца её, после чего все провозглашают: «Хазак, хазак ве-нитхазек!» («Крепись, крепись, и мы будем крепкими!»). Для того, чтобы каждый из присутствующих получил возможность подняться к Торе, этот раздел многократно повторяют – но не весь, а именно до слов «и в гордости Своей небеса». Затем вызывают «жениха Торы» – обычно раввина или другого уважаемого человека, известного своими познаниями в Торе, и тогда доводят чтение Торы до конца – причем вся община слушает чтение стоя. «И не было более пророка в Израиле, подобного Моше, с которым Г‑сподь говорил лицом к лицу, совершившего подобное всем знаменьям и чудесам, которые Г‑сподь послал его совершить в Египте для фараона, и всех его слуг, и для всей страны; подобное сильной руке и каждому диву великому, которые совершил Моше на глазах всего Израиля».

После возгласа «Хазак, хазак ве-нитхазек!» Тору поднимают иначе, чем в течение всего года: три столбца текста, видные на развороте свитка, обращают не в сторону того, кто поднимает Тору, а в сторону общины, и обращают по очереди во все стороны – чтобы осуществить слова Торы «на глазах всего Израиля».

Затем берут другой свиток и вызывают «жениха Сотворения» – тоже раввина или уважаемого всеми члена общины. Над головами тех, кто стоит на биме, разворачивают талит словно хупу и начинают читать Тору с самого начала – до окончания рассказа о сотворении мира и о первой субботе. В конце каждого из отрывков, посвященных отдельным дням Творения, принято хором заканчивать: «И был вечер, и было утро – день такой-то». Также и заключительные стихи от слов «И завершены были небеса и земля» (начало гл. 2-й) произносят все молящиеся, а чтец Торы повторяет за ними Хаци кадиш – и открывают третий свиток Торы, откуда зачитывают мафтир – из книги «Бемидбар», гл. 29-я, где перечисляются жертвоприношения этого дня: «В восьмой день…»

Г̃афтара этого дня взята из книги пророка Йег̃ошуа, гл. 1-я, которая является непосредственным продолжением того, чем заканчивается Пятикнижие: после смерти Моше главой народа становится его ученик, продолжатель дела его, Йег̃ошуа бин Нун.

Г̃акафот

В Симхат Тора в синагоге устраивают г̃акафот – семь обходов вокруг бимы. Из Арон г̃акодеш вынимают все свитки Торы, которые имеются в синагоге, – даже те, в которых есть какой-либо дефект, и они поэтому непригодны для публичного чтения. Есть обычай оставлять в опустевшем Арон г̃акодеш зажжённую свечу – чтобы он не оставался пуст и темен (как сказано: «Свеча – мицва, и Тора – свет»). Хазан возглавляет шествие, держа в руках свиток Торы и громко распевая особые молитвы, сопровождающие г̃акафот. В них выражается мольба ко Всевышнему услышать молитвы народа Израиля и послать ему помощь и успех во всех его делах. Дети тоже принимают участие в г̃акафот, они держат в руках маленькие игрушечные свитки Торы или флажки с красочными картинками и молитвами, которые произносят перед началом и во время г̃акафот.

После каждого обхода бимы все, кто находятся в синагоге, танцуют, держа в руках свитки Торы. Танцам, песням и веселью нет конца.

В Стране Израиля принято устраивать г̃акафот также на исходе праздника Симхат Тора – «вторые г̃акафот». Ими мы выражаем нашу солидарность с евреями, живущими в странах рассеяния и начинающими праздновать Симхат Тора как раз в это время. На «вторые г̃акафот» обычно собирается множество народа, принято приглашать на них также оркестры и музыкальные ансамбли.

Мы любим и ценим веселье. А когда поводом для него служит Тора – это святое веселье. Во время г̃акафот проявляется веселье и внутреннее, и внешнее. Перед началом г̃акафот читают: «Тебе воочию показано, чтобы ты знал, что Г‑сподь – Он Б‑г, и нет никого, кроме Него». Хасидская притча говорит, что весь месяц, когда читают селихот, Рош г̃ашана, Йом Кипур и праздник Суккот – все это лишь подготовка к этому моменту и к этим словам – квинтэссенции всей нашей веры.